Действия при угрозе социального взрыва

Александр МУСИЕНКО: Опасность социального взрыва существует даже в таком регионе как Москва, где много полиции и внутренних войск, способных погасить крупный конфликт. Возможна ситуация, когда обезумевшая толпа будет переворачивать или сжигать все подряд на улице, не спрашивая, «Мерседес» это или «шестерка» 20-летней давности инвалида войны в Афганистане, которая случайно оказалась рядом.

Действия при угрозе социального взрыва


Как показывает опыт, подобной обстановкой пользуется, прежде всего, преступный элемент. На авансцену выходит обыкновенная уголовщина, бездомные, наркоманы и т.д. В силу своей агрессивности и недовольства ситуацией они первыми хватаются за оружие — за палку, бейсбольную биту, кусок арматуры — и начинают свое черное дело. Их цель одна — обогащение. Побегут они не в бедные кварталы, а в благоустроенные районы.

Их потенциальная жертва — так называемый средний класс. Потому что в коттеджных поселках или правительственных домах — своя система безопасности, секьюрити, заборы и т.д. туда не просто проникнуть. А средние слои, получается, самые незащищенные.

— Предполагая такой негативный сценарий, мы должны ориентировать простых людей на самооборону и самосохранение. Речь идет о культуре адаптации к новым сложным условиям…

— Если силовые структуры окажутся не в состоянии повлиять на ситуацию, то простые граждане тем более не смогут это сделать. Значит, нужно адаптироваться, максимально приспособиться к существующему положению.

Поэтому необходимо, не стесняясь, не пряча стыдливо глаза, открыто говорить, что нужно делать в час «X», как обезопасить свою жизнь, жизнь своих близких и имущество, нажитое непосильным трудом. Потому что в нашем мире сам человек без материальных средств, без крыши над головой, без источников существования и дохода — мало значит. Государство у нас, к сожалению, никаких социальных гарантий не дает, даже в мирное, спокойное время. А в период эскалации внутриполитической обстановки оно, вероятно, и вовсе устранится. Поэтому имеет смысл обозначить приоритетные направления социальной адаптации в период хаоса.

Прежде всего, надо четко понять: в одиночку ничего не сделаешь. Когда ситуация выходит из-под контроля в отдельном населенном пункте, на первый план выходит объединение граждан по месту жительства. Хорошо, если в домах существуют так называемые «подъездные комитеты». Когда в повседневных обстоятельствах добровольцы берут на себя обязанности сбора жильцов, определяют систему пропуска граждан, проводят ремонт в подъезде,устанавливают детские площадки, нанимают консьержей и прочее, в период кризиса те же люди способны организовать защиту. Эти люди объединены, знакомы друг с другом, знают номера телефонов соседей.

— Что следует предпринять при первых звуках выстрелов за окнами?

— Прежде всего, ограничить доступ в подъезд посторонних лиц. Надо понимать: один консьерж с этой задачей не справится. Поэтому нужно организовать дежурство двух-трех человек. Лучше трех, потому, что два человека при наличии металлической двери будут сдерживать попытку проникновения внутрь, третий, при отсутствии мобильной и телефонной связи, может успеть обежать этажи, мобилизовать всех мужчин в подъезде и организовать отпор.

Итак, нужны система дежурств, система оповещения и группа быстрого реагирования. Это мужчины, здоровые и крепкие, у которых есть официально зарегистрированное охотничье оружие или другие средства защиты — например, газовые и травматические пистолеты. Это не те силы, которые могут организовать отпор какому-то войсковому формированию с БТРами и автоматами. Но надо понимать, что войсковое формирование не будет штурмовать подъезд с целью ограбления.

А против хулиганов и преступных элементов такой первичной обороны достаточно. Несколько выстрелов из ружья в воздух — и преступный элемент отказывается от намерений проникать в дом…

На первых этажах подъезда должны быть заготовлены ёмкости с водой: пластиковые пятилитровые бутыли, ведра, тазики… Потому что любая залетевшая бутылка «коктейля Молотова» и любая трассирующая пуля приведут к пожару.

Помимо имеющихся электрических кодовых замков, обязательно нужно иметь в подъездной двери засов или врезной замок с несколькими запасными комплектами ключей. Все эти «мелочи» должны быть продуманы и прописаны.

— В перспективе можно даже создать специальную памятку…

— Именно так. Написать памятку и организовать быстрые курсы по обучению всему этому. Нужен лекторий, нужен рассказ на конкретных примерах. Здесь много нюансов. И человеку гражданскому трудно предусмотреть всё заранее. Профессионалами в этой области могут быть и сотрудники милиции (действующие и уволенные), сотрудники спецподразделений ФСБ и МВД, которые работали по адресам и знают порядок проведения спецопераций в жилом секторе. Такие люди знают пути и способы проникновения в помещение. Значит, они могут предпринять и контрмеры.

— Ясно, что эффективнее всего обороняться при помощи огнестрельного оружия. Но есть психологический барьер в его применении…

— В начальный период нестабильности официально зарегистрированное оружие — охотничье и оружие самозащиты — органами МВД будет изъято у населения. Во всяком случае, правоохранительные органы примут все меры, чтобы забрать у гражданского населения оружие.

С одной стороны, это хорошо, а с другой — очень плохо. В США до сих пор идут дебаты по поводу гражданского оружия, которым совершается огромное количество преступлений. У нас в последнее время стреляют из травматики куда ни попадя. Это говорит о низкой внутренней культуре людей, имеющих оружие.

Другое дело, что на территории постсоветского пространства на руках находится огромное количество нелегального оружия — его дали Карабах, Чечня, Дагестан, Осетия, Абхазия и т.д. Оборот оружия огромен. Я полагаю по России — гуляет более 2-3 млн. единиц стрелкового оружия (нарезного и гладкоствольного).

— То есть, законопослушный гражданин оказывается в заведомо проигрышном положении: сдаёт своё оружие, а вокруг — море нелегальных стволов.

— Это так. Но если говорить о первоочередных мерах по охране своей жизни — прежде всего надо думать не о собственном арсенале, а о баррикадировании первых и вторых этажей, создании системы, препятствующей проникновению в дом. Здесь можно применить дедовский способ, метод обороны крепостей. Захватчиков ведь можно поливать сверху кипятком или облить их бензином. Если человек понимает, что одна спичка превратит его в факел, то, естественно, он не будет принимать дальнейшее участие в штурме.

— Как мы знаем, в период беспорядков или активных боевых действий и безвластия, коммунальные службы не работают. Как выжить без элементарных удобств, без обогрева, водоснабжения, канализации?

— Первая угроза, о которой мы говорим, это угроза социальная — точнее, криминальная. А вторая — да! — техногенная.

Это ситуации, связанные с отключением газа, электричества, водопровода вплоть до аварийных выбросов едких и отравляющих веществ соседними предприятиями, того же хлора, например. Аварии такого рода могут носить как диверсионный, так и чисто техногенный характер. Если происходит утечка и местность заражается, что делать? Здесь каждый здравомыслящий человек должен предусмотреть ряд мер.

Основные советы. Во-первых, следует проверить наличие в доме достаточного количества воды: и для тушения очагов возгорания, и для водоснабжения. Второе — это герметичность помещений. Нужно беречь окна и стекла, особенно в зимний период. Если разобьются стекла, то нужна немедленная альтернатива — фанера или полиэтилен, а затем одеяло. В любом случае температура в помещении многоэтажного дома, если отключат системы отопления, в течение определенного времени сравняется с температурой окружающей среды. Это будет происходить не так быстро в кирпичном доме, но стены в железобетонном строении промерзнут быстрее.

— Что же делать?

— Нужно утеплять наружные стены коврами, половиками. Даже к платяной шкаф сыграет роль для утепления глухой наружной стены и сэкономит немного тепла. Но, опять же, ваши усилия будут бесполезными, если соседи сверху или снизу покинут свою квартиру с выбитыми стеклами — потолки и пол промёрзают быстрее стен, и ничего с этим сделать нельзя.

Лето в городе: с неубранными на улицах трупами, мусором и отходами человеческой жизнедеятельности, — ужасно, но зима хуже. В зимнее время на первый план выходит обогрев жилища. Как бы мы ни утепляли стены, обогрев должен быть. Сейчас продается много автономных энергоустановок в несколько киловатт. Но для этого устройства должно быть заготовлено топливо. И, опять же, здесь важен КПД — сжигать в генераторе бензин, чтобы выработать электричество, чтобы на электропечке приготовить еду и включить обогреватель? Не проще ли иметь на газовую печку, печь на жидком топливе или дровах?

— Если речь идет о выживании, в ход в качестве топлива могут пойти и мебель, и библиотека.

— По сравнению с дровами, у бумаги коэффициент теплоотдачи очень-очень низкий. А по отдельности бумажки совать — шкурка выделки не стоит. Вот если бумагу или опилки пропитать соляркой, то получится совершенно другой результат.

У подготовленного жителя мегаполиса должен быть запас каких-то горючих веществ, на которых можно элементарно приготовить горячую пищу. Наличие керосиновой лампы, газового примуса с запасными баллонами частично решит проблему. Особенно это касается тех, у кого есть маленькие дети, и нужно обязательно разогреть детское питание. Все это тоже надо продумать. Нужно понять, что если что-то случится, подобных приборов в магазине уже не купишь. Каждый человек, понимая это, должен создавать дома свой личный неприкосновенный запас.

— Так мы перешли к третьей проблеме — проблеме материально-технических средств для адаптации к тем или иным критическим условиям жизни страны.

— Здесь наше старшее поколение: бабушки и дедушки, особенно те, кто пережил войну, — дадут нам всем фору. Они всегда имели дома минимальный запас. Мои родители всегда покупают полмешка гречки, мешок сахара, мешок муки. То же самое делают сельские жители. Городские об этом почему-то не думают, хотя ничто им не мешает купить коробку сгущенного молока, тушёнки, макарон, муки, которую всегда можно разбавить водой и приготовить элементарную еду. Крупы, соль, сахар, мёд, рыбные консервы — это продукты, которые долго хранятся.

Не надо делать запас в 2-3 тонны, на всю жизнь не напасешься!

Мы обозначили сроки. Социальный кризис может продлиться от нескольких дней до нескольких недель. При политическом кризисе главное пережить месяц-полтора безвластия. Потом в любом случае какая-то власть придет, начнется какая-то торговля. Максимум, политический кризис может продлиться полгода. Естественно, даже на одного человека создать трехмесячный запас не так-то просто. Даже если он в день в среднем будет потреблять по 1 кг пищевых продуктов, нужно запастись 90 кг на каждого. А семье из 4-х человек физически тяжело хранить 360 кг продуктов дома. Но здесь не идет речь о создании автономного запаса — речь идет о дополнительном запасе к тому, что люди будут добывать себе сами. Ведь в любом случае жизнь не закончится, всем забаррикадироваться не удастся.

Так что на традиционный вопрос, где лучше хранить деньги в трудные времена, я всегда отвечаю — в банках! В банках сгущенки, тушенки и т.д.

Если наступит политический кризис, последнюю банку сгущенки не продадут и за 100 долларов. Она станет бесценной, а вот долларовая купюра превратится в бумажку.

Каждый определяет сам, сколько ему нужно, но запас продуктов должен быть.

Следующее — это запас горючих материалов, это бензин-керосин, которые будут обеспечивать приборы для приготовления пищи. В Курган-Тюбе в Таджикистане и в Грозном люди готовили себе пищу на улице, разводили дровяной костер или жгли баночку дизельного топлива. Можно залить солярку в жестяную банку с песком и готовить даже на балконе. Мы в Афгане так готовили себе чай, скрытно от противника. Такое топливо дымит, но при определенных условиях маскировки: в ущелье, овраге или в сухом русле, — применять его можно. Но, опять же, этому надо учить людей. Можно сто раз рассказывать, как залить солярку и поджечь ее, а она не будет гореть. Надо все показать, научить, чтобы песок был сухой, чтобы банка была заполнена им наполовину или на треть, не залита, а обильно увлажнена керосином или дизтопливом, периодически размешивать песок и так далее… Это целая культура с маленькими нюансами, которые надо учитывать.

— В период кризиса возникнет лекарственная проблема. Какие лекарства необходимо иметь в доме?

— На первое место выходят лекарства от хронических заболеваний членов семьи. Должен быть запас лекарств — максимальный, который человек только может хранить. Если язва — «Альмагель» и др., если сахарный диабет — инсулиносодержащие препараты и т.д. Хранящиеся про запас препараты надо использовать по мере того, как заканчивается их срок хранения и снова их обновлять. То есть, необходимый запас должен присутствовать всегда.

На втором месте — кровоостанавливающие препараты и перевязочные средства: жгуты, бинты, зеленка, йод т.д. Человек должен знать, как оказать первую медицинскую помощь при кровотечении — артериальном, венозном и капиллярном, при переломах и ушибах. В аптечке обязательно должны быть желудочные средства, потому что переход на другую пищу, некачественную или просроченную, может вызвать желудочно-кишечные расстройства. Следующая группа — успокоительные, седативные средства.

Далее — огромная группа лекарств — противопростудные, в т.ч. антибиотики. Не забывайте и про эпидемии. Должны быть антисептики. Та же хлорка. Нет хлорки — пойдет отечественный отбеливатель: и туалет обработать, и посуду, и залить какие-то очаги нечистот на улице возле вашего подъезда…

— Борьба с антисанитарией выходит тогда на первый план.

— Да, это проблема — куда девать отходы жизнедеятельности, особенно летом. Понятно, что сейчас мы выносим мусор в мусорный ящик. Но если вывоз мусора осуществляться не будет, то через две-три недели на месте мусорных баков возникнет обширная свалка, в округе станет невыносимо. Мы станем относить мусор подальше, но кто-то начнет высыпать его с балкона прямо тебе под ноги. Это не шутка. В этом кроется большая угроза эпидемий. В идеале нужна яма, которую надо выкопать. Для своей семьи я могу выкопать яму метр на метр, и в течение месяца мне этого будет достаточно. Но эта яма будет заполнена в течение дня, потому что Иванов, Петров, Сидоренко и Ахмедов копать не будут, а станут высыпать свой мусор в мою яму. Значит, надо копать совместно с соседями яму и ставить контролера, чтобы в нее не высыпали мусор чужие. Это очень сложно регулируемый механизм, если каждый думает только о себе.

Кстати, продукты у вас должны храниться такие, что дают минимальное количество пищевых отходов. Если есть картошка, ее чистить не надо, а варить в мундире, как и все другие овощи. И дело не только в том, что отходы разлагаются. Таким образом, мы экономим продукты, используя их по максимуму.

Возникнет в полный рост проблема канализации — в многоквартирном доме пользоваться ей будет нельзя. На последнем этаже человек еще сможет ею пользоваться, а на первом-втором этажах будет всё затоплено. И если житель в доме несознательный, единственный способ людям, проживающим на нижних этажах, избежать затоплений фекалиями — это установка жестких заглушек на канализационную систему. Но всё равно, жидкость будет подниматься по пластмассовым трубам вверх, и они могут не выдержать… Если трубу прорвет, то содержимое этого 20-этажного столба зальет нижние этажи. Это огромнейшая, нерешаемая проблема.

— Если наступит безвластие, сразу отключится и водоснабжение…

— Но люди всё равно будут таскать воду наверх, мыть продукты, хотя проще их мыть на улице, кипятить чай, варить суп. Жидкость всё равно будет попадать в канализацию… В том же Курган-Тюбе люди брали воду из арыков. В условиях Москвы это могут быть естественные водоемы — реки, каналы, пруды, большие лужи и снег. Люди будут возить оттуда воду на тележках и на санках. Воду будут кипятить и пить…

Отсюда еще одна тема: нужны серьезные запасы питьевой воды в квартире. Если использовать воду из природных источников — значит, нужны средства ее обеззараживания: от кипячения до фильтрации и обеззараживания с применением химических средств. Одна проблема порождает другую, и решить их одному человеку в одночасье нельзя… Для этого и нужна культура адаптации, с помощью которой мы сможем определиться с необходимым количеством воды, продуктов, энергоустановок и т.д. Все это сложно, но решаемо.

— Но в любом случае мегаполис превращается в зону смерти… При этом ясно, что такие крупные города, как Москва, заранее находятся в полном проигрыше.

— Как только возникает угроза затягивания конфликта, из крупного города надо сваливать. На худой конец — в пригороды, а лучше — в далекую деревню, в поселки городского типа, к родственникам, друзьям. Идеальный вариант — когда люди объединяются по родовому, какому-то социально-профессиональному признаку или по интересам и уезжают в деревню — на историческую родину. 10-15 взрослых мужчин плюс соседи создают отряд самообороны. То же самое может произойти в коттеджном поселке, где живут люди в хоромах 200 кв. метров на человека. Им в одиночку такое пространство не удержать — тем более, такие поселки заведомо под прицелом. Для того чтобы удержать такой поселок, надо создавать силы самообороны. Один из обитателей хором позвонит другу в город и скажет: «Саня, приезжай ко мне жить с семьей и возьми еще кого-то!». В тесноте, да не в обиде! Жители коттеджных поселков должны быть готовы к этому, ведь сотрудники охраняющих их ЧОПов в дни кризиса разбегутся спасать свои семьи. Деньги в это время обесценятся, превратятся в фантики.

Если горожанину бежать некуда — пусть бежит в лес. У нас в памяти лето 2010 года, когда горели торфяники, а Москва задыхалась от смога. Я отвозил беременную дочь подальше от Москвы в Тверскую область, на озеро Селигер. Когда мы туда приехали, все берега озера были забиты москвичами. Люди жили в палатках, спасались от дыма. Хорошо, что рядом чистая вода, работающие магазины… Хорошо, что люди следили за собой и друг за другом, соблюдали санитарию, мусор в ямы закапывали. Москвичи приезжали небольшими коллективами, знакомились между собой и жили там, делая хозяйственные и бытовые приспособления для удобств.

Там была организована лагерно-бивачная жизнь. А она начинается, как известно, с… туалета. Потому что если двадцать человек проживут без туалета сутки, следующую ночь будет непросто отойти от лагеря… Плюс вопросы гигиены и т.д.

Соответственно, надо иметь четкий алгоритм, что делать и куда ехать. Нужно иметь один основной вариант эвакуации и два запасных. Всё, как в спецназе. Основной маршрут движения и один-два резервных. Допустим, мы живем в городе, пережидаем неделю-другую. Первый вариант — уезжаем в Тверскую область, второй — к родственникам в Сибирь, на Урал, в Воронежскую или Курскую области, даже если там живет троюродная бабка двоюродного брата.

— А в идеале надо уже иметь свою базу подальше от Москвы.

— У меня много знакомых, которые приобрели недвижимость в деревнях Тверской, Ивановской, Костромской областей именно в таких целях. Они перезнакомились с местными и в случае необходимости могут выдвинуться туда. Знакомство с местными жителями и налаживание контакта важно, Потому что мы там — пришлые. К москвичам и так в последнее время не очень хорошее отношение. А тут вообще может быть агрессия: мол, нам тут и без вас не сладко, а вы, нахлебники, понаехали. Поэтому, когда люди приезжают, они должны нести что-то положительное. То есть, делать что-то хорошее не только для себя. Допустим, если приехал специалист-врач — значит, ему стоит организовать медпункт в этом селе. Можно поделиться с местными жителями одеждой, продуктами питания, лекарствами.

Важно понимать, что в случае форс-мажорных обстоятельств держаться за городскую квартиру, за имущество — смерти подобно. Человеческая жизнь дороже всего. Я был свидетелем, когда люди в Грозном сидели на вещах и сумках. Они сидели в квартирах и подвалах, а в дома попадали бомбы и снаряды, дома складывались, и люди оказывались заживо погребенными, спасая ковер, холодильник или телевизор. Так погибло много русского населения зимой 95-го. А ведь можно было спрятать более-менее ценные вещи, сделать тайники, или просто с ними расстаться, сохранив свою жизнь и жизнь родных и близких.

В таких случаях исход с документами, деньгами, ювелирными изделиями, минимальным набором продуктов станет оптимальным вариантом. Лучше уезжать на машине. А если не получится, то пешком, потому что даже в обычных условиях в Москве и Подмосковье выстраиваются громадные пробки, а если что-то случится, возникнет транспортный коллапс. И тогда от Москвы, как минимум, километров 70-100 придется идти пешком.

— За всем этим возникает огромный пласт проблем. И тут одна семья не справится, нужен социум. Нужна община. И здесь на первое место выходит возможность самоорганизации общества, создание ячеек-блоков.

— Оптимально самодостаточный коллектив — это 70-100 человек, где 20-30 крепких и физически здоровых мужчин плюс женщины и дети. Этого достаточно для того, чтобы автономно адаптироваться в лесу, в любом месте. Это так называемый табор. Большим числом прокормиться уже тяжело, меньшим — сложно обеспечить безопасность. А 70-100 человек — оптимально.

Вы приехали в населенный пункт сельского типа. Нужно организовать самооборону — прежде всего, перекрыть все дороги, элементарно перекопать их, сделать завалы из деревьев и выкопать рвы, исключив тем самым объезды по лесу и полю. Понятно, что бульдозер или танк проедут, но легковой транспорт, на котором, как правило, передвигаются преступные элементы, грузовики, автобусы — не проедут. Бандитам нужно будет останавливаться, выходить, разбирать завалы, а это — выигранное время для того, чтобы поднять по тревоге группу быстрого реагирования. Прибегут мужики с вилами и кольями и прогонят незваных гостей.

Далее — система оповещения. Колокольня, рельса висит, пустой газовый баллон. Учащенный звон — сигнал тревоги. Причем, колокола должны быть в двух-трех направлениях — где дороги. Откуда звучит колокол — значит, оттуда угроза. Люди должны знать порядок оповещения и действий по боевому расчету: кто и что доложен делать.

Опять же, в деревне выживание проще — есть источники воды, уже продумана система утилизации отходов, имеется индивидуальное отопление жилищ. Самый оптимальный вариант — сельское поселение.

— С выходом на какое-то сельское хозяйство…

— Что касается производства сельхозпродукции, то об этом речь может пойти, если ситуация затянется на годы. Сколько лет длилась начавшаяся у нас после Октябрьской революции гражданская война? Страну лихорадило до 1924 года, потом уже более-менее стало налаживаться. Это многолетний период истории.

Если события наступили в конце зимы — начале весны, то должен быть оставлен определенный запас посевного материала для того, чтобы что-то выращивать. Нужно выращивать культуры, требующие минимальных затрат сил и средств. Для России это картошка, позабытый ячмень, урожайность которого намного выше по сравнению с другими злаками. Это овощи, которые не требуют сложного ухода. Допустим, те же помидоры выращивать в средней полосе очень тяжело, огурцы тоже требуют определенного ухода, а морковка, капуста растут нормально. Но у капусты вегетационный период — почти 5 месяцев, а у картошки — 2,5-3 месяца, а если брать ранние сорта, то и того меньше.

Лес может дать грибы и ягоды. В плане дичи, когда толпа бросится в лес, ресурсы будут сильно подорваны. В какое-то время что-то могут дать крупные водоемы — озера, реки, большие водохранилища, приморские территории. Рыба является самым простым и дешевым способом получения белковых продуктов в природе. Но, опять же, бесконтрольное браконьерство, сети и динамит, электрические удочки — рыбу выбьют.

— Главное — это информация, знания и культура, а второе — это культура общения друг с другом и культура взаимодействия…

— Последние 20 лет нам пытаются внушить, что человек человеку волк. А мы победили в Великой Отечественной своей дружбой и сплоченностью народа. Всю историю России именно народ определял существование государства, начиная от народного ополчения Минина и Пожарского. Даже когда Россия в Смутное время потеряла свою государственность, то благодаря Минину и Пожарскому она была восстановлена. И если, не дай Бог, что случится, сейчас тоже найдутся Минины и Пожарские, которые восстановят нашу государственность.

Но мы заранее, в мирное время, должны уже знать, на кого можно положиться, а с кем нельзя связываться, с кем можно съесть пуд соли, а с кем — нет… Наступит время, и пуда соли уже не окажется. Поэтому сейчас, прежде всего, мужская половина населения должна взять на себя ответственность, формировать круг людей вместе со своими друзьями и знакомыми, оговаривать все эти вопросы, заниматься взаимообменом информации и взаимным просвещением для того, чтобы выжить в критической ситуации. Если мы назвали коллектив в 70-100 человек, он должен строиться таким образом, чтобы там были медики, люди, владеющие оружием — бывшие и действующие сотрудники силовых структур, чтобы туда попадали люди с навыками землепользования, охоты, рыбалки, чтобы они имели соответствующие инструменты и принадлежности.

— Кризисные условия потребуют ответов — усиление взаимодействия между людьми, бдительности, роли и ответственности мужчины. Выстраивается картина общества, отличная от той, которую мы имеем сегодня…

— Требует общества, в котором человек человеку — уже не волк. Это другой тип общества и другой тип взаимоотношений, где на нет сводится зависть, где женщины не соревнуются друг перед другом шиншилловыми шубами и золотыми украшениями. Это общество, в котором нет ничего наносного, а люди живут так, как живет хорошая идеальная семья, где близкие ведут себя естественно и не лицемерят друг перед другом

Андрей Фефелов, Александр Мусиенко
Материал полезен? Да 0 / Нет 0   
11 ноября 2013 1321 Категория:  Здоровье и выживание

Похожие статьи:

Что делать при ядерном взрыве
Персональный бункер: Как пережить конец света
Современная бытовая химия опасна для жизни
Скрытое управление молодёжью через создание образов супергероев
Десять стратегий манипулирования людьми с помощью СМИ
Как грамотно отказаться от прививок
Наивысший успех – это успех духовный
Откуда берутся болезни
Загар вредит здоровью человека
В бутилированной воде содержится 24 тысячи химикатов

Комментарии

Комментариев пока нет. Будьте первыми!

Комментировать

Ваше имя: Ваш Email: