Кириллица и латиница: кто кого?

«Язык – это история народа. Язык – это путь цивилизации и культуры. Поэтому-то изучение и сбережение русского языка является не праздным занятием от нечего делать, но насущной необходимостью». А. Куприн

Кириллица и латиница: кто кого?


Слова тоже могут быть захватчиками

Любая эпоха перемен остается запечатленной не только в истории государства, но и в носителе памяти народной – языке.

Периоды активного пополнения русского языка иностранными словами случались в истории России неоднократно и были обусловлены глобальными изменениями в общественной и политической жизни страны. Так, в эпоху Крещения Руси русский язык впитал греческие заимствования; в эпоху Петровских преобразований – немецкую и голландскую лексику. В первой половине XIX веке, когда русское дворянство смотрело в сторону бурлящей Европы и общалось на «прогрессивном» французском, русский язык пополнился словами французского происхождения. Революционный Октябрь и 1920-е годы принесли в русский язык особые неологизмы-аббревиатуры (ЧК, ВКПб, РВС, колхоз, комсомол и т.д.). В этом смысле, процесс который мы наблюдаем сегодня – появление в русском языке англицизмов (заимствованных слов из английского языка) – вполне объяснимый. В 1990-е годы наша страна потерпела поражение в Холодной войне, лишилась своего суверенитета и попала в идеологическую, экономическую и политическую зависимость от англоязычного Запада. Вместе с «новыми реалиями» в наш дом пришла и иностранная речь.

(Для сравнения: большинство англицизмов проникли в немецкий язык после оккупации Германии в 1945 году, и этот процесс получил новый толчок после включения земель ГДР и Западного Берлина в состав ФРГ в 1990 году.)

Является ли заимствование иностранных слов губительным для русского языка? Вопрос спорный. Ведь исторический опыт показывает, что русский язык «переварил» заимствования из греческого, немецкого, французского: многие иностранные слова канули в Лету, а оставшиеся — ассимилировались и прижились в русском языке, сделав его еще более богатым и выразительным.

Является ли заимствование иностранных слов губительным для русского самосознания? Скорее «да», чем «нет». Ведь слова, речь – это не только способ изложения своих мыслей, но и сам процесс мышления – мы думаем словами. Каждый, наверное, замечал, что изложение своих мыслей на иностранном языке кажется «плоским» и недостаточно точным, когда как те же самые мысли, выраженные на родном языке, воспринимаются более объемно и выразительно за счет ассоциативного считывания и распознания глубинных слоев значения слов. При этом большую роль играет не только звучание слова, но и его графическое изображение, написание.

Возможно ли заимствование не иностранных слов, а иностранных букв, и к чему это может привести? Этот, неожиданный на первый взгляд, вопрос, оказывается, неоднократно возникал в течение последних трехсот лет в русской и европейской истории. Но, все по порядку.

Кириллица и латиница: кто кого?

Первое, на что хочу обратить ваше внимание: грамотность человека определяется не знанием лексики (словарного запаса) языка, а умением читать и писать (вспомните «ликвидацию безграмотности» двадцатых годов прошлого века). В этом ключе огромное значение обретает знание носителями языка грамоты и в первую очередь алфавита.

Русским алфавитом на протяжении многих веков является кириллица, которая, претерпевая некоторые изменения, дошла до наших дней. Этим алфавитом мы пользуемся и сейчас. Мало того, русский алфавит лежал и до сих пор лежит в основе большинства алфавитов народов, проживавших на территории Российской империи, а позже – СССР. Русский язык тогда являлся государственным языком и обеспечивал возможность общения жителей многонационального (многоязычного) государства.

В то же время наши европейские соседи исторически пользуются алфавитами, основанными на латинице. Латиница используется также в странах Североамериканского и Южноамериканского континентов.

Учитывая то, что Россия, страны Европы, а позже США являются игроками на большой геополитической арене, логично предположить, что их борьба должна отражаться и в сфере языка – носителя ментальности, культуры и идеологии народа. Так ли это?

Итак, разговор пойдет о латинизации русского алфавита. А именно о попытках на государственном уровне заменить кириллицу латинскими буквами.

Борьба западников и славянофилов за русский алфавит

Некоторые ученые склонны считать, что первым в русской истории элементы латинизации русской азбуки ввел Петр I во время реформы русского типографского шрифта в 1708 – 1710 гг. Впрочем, Петр скорее проводил именно реформирование кириллического печатного шрифта, причем с целями определенно прагматическими. Он, как всегда собственноручно, упростил написание букв кириллического алфавита, в том числе убрав надстрочные знаки и несколько букв. Приближенный по графике к западноевропейскому, новый шрифт, названный «гражданицей», был задуман для упрощения типографского набора на печатных станках, изготовленных в Западной Европе, и был предназначен для печати светских изданий: официальных публикаций и периодики, технической, военной, научной, учебной и художественной литературы. Примечательно, что предпосылкой для создания гражданского шрифта стала мода на латиницу, которая распространилась в среде образованных русских людей в 1680-х – 1690-х годах. Гражданский шрифт стал компромиссом между сторонниками традиций и теми, кто стремился к максимально полному заимствованию западной культуры.

«Алфавитная» реформа Петра Великого стала знаменем для русских «западников» первой половины XIX века. «Продолжатели» дела Петра предложили русскому обществу довести петровскую реформу до конца и перевести «варварскую» кириллицу на цивилизованную европейскую латиницу. Это стало началом серьезных разработок по латинизации русского языка, хотя, пока еще была работой одиночек. В 1842 году появляется работа К. М. Кодинского «Упрощение русской грамматики», предлагающая программу по латинизации русской письменности. В научную дискуссию вступает В.Г. Белинский и предлагает свой проект замены русской кириллицы латинским алфавитом. В 1857 году Кодинский издает книгу «Преобразование и упрощение русского правописания», в которой не только публикует русский алфавит на латинице, но и приводит свои аргументы в пользу латиницы. Он считает, что латинское письмо имеет неоспоримое преимущество перед нашим – оно «чище, красивее, разборчивее и занимает меньше места», а «наша варварская азбука придает нам неприятный скифский оттенок, который портит блеск нашей образованности» и «если мы хотим считаться цивилизованным народом», мы «должны употреблять азбуку образованных народов». Таковы аргументы «младоевроинтеграторов» XIX века.

Надо сказать, что научные споры между лингвистами-западниками и лингвистами-славянофилами продолжались до конца XIX века, и основаны они были на объективной проблеме того времени – сложности грамматики русского языка. Примечательно, что наряду с вопросом о реформировании грамматики, «прицепом» возникало предложение о переводе русского алфавита на латиницу. Все это можно было бы читать внутренними делами русской лингвистики, не имеющей никакой политической подоплеки, если бы не одно «НО».

Язык и письменность как средство укрепления целостности государства

Одновременно, в Польше – европейской вотчине русского императора – происходит обратный процесс. После подавления ряда восстаний русский государь Александр II пересматривает статус царства Польского: начинается ликвидация автономии царства Польского и более тесная интеграция его в состав Российской империи. Один из шагов – программа интенсивной русификации: было запрещено использование польского языка в школах, администрации, коммерческой переписке и общественных местах. К 1875 году делопроизводство в Польше было окончательно переведено на русский язык (польский ограниченно использовался в школах для религиозного преподавания, а также повсеместно в устном общении и частной переписке).

В самой России в это время возникают предложения перевести польский язык с латиницы на кириллицу. Именно для внедрения кириллицы были опубликованы учебные материалы для изучения польского языка в кириллице и для россиян, и для поляков. Разработчиков этой программы вдохновляло то, что русская азбука использовалась в польском языке «в давние времена», о чем свидетельствуют многие исторические памятники. Например, многие грамоты представителей польской государственности XVII столетия написаны на польском языке кириллицей. Польские начальники переписывались с русским воеводой и наместником на чистом польском языке – только русскими буквами, то есть русский воевода и его подчиненные безо всякого труда понимали поляков на их собственном языке, препятствием служила лишь одна латинская азбука.

В это же время появляются работы, доказывающие преимущество кириллицы для передачи украинской речи. Написаны они в связи с изданием в Галиции и Прикарпатской Руси украинских книг латиницей. Эти работы заключали в себе решительные возражения против латиницы, авторы их доказывали преимущества кириллицы для передачи звуков украинской речи.

История борьбы русинов (еще одного славянского народа, проживающего на территории восточной Европы) за кирилловскую письменность, против латинизации алфавита изложена в «Прошении русских выборных людей в Вене о сохранении прав русского народа относительно его языка», представленное государственному министру 30 сентября 1861 г.

Русский филолог, популяризатор славянофильских идей, профессор. А.С. Будилович во время публичных лекций в Нежине и Киеве в 1877 году, дает сравнительную характеристику истории русского и сербского письма, отмечает общее в развитии русского и сербского литературных языков в XVII – XVIII вв. и представляет кириллицу как средство общеславянского единения.

Итак, мы видим, что перевод алфавита на кириллицу или латиницу широко использовалось в идеологических и политических целях. Недаром М.Н. Муравьев – губернатор Северо-Западного края, проводивший программу русификации Польши, говорил о польском дворянстве и польском языке: «Что не доделал русский штык – доделает русская школа».

Как реформа переросла в революцию

Однако вернемся Россию. Начало ХХ века. Споры сторонников и противников латинизации тлеют в русском обществе. В 1904 году вопросами реформирования и упорядочения орфографии занялась Академия наук – самая высокая научная инстанция России, и к 1911 году разработка реформы в целом закончилась. Как и в прежние времена, появлялись проекты перехода на латиницу, не находившие, правда, широкой поддержки даже среди российских западников. Однако проведению реформы русского языка помешали революция 1905 года и Первая Мировая война – императорское правительство не раз откладывало введение новой орфографии и так и не успело сделать это до февральской революции 1917 года. Не успело провести реформу в жизнь и Временное правительство – помешал Октябрь 1917 года (хотя официально 11 (24) мая 1917 года Временное правительство выпустило «Постановления совещания по вопросу об упрощении русского правописания», а 17 (30) мая попечителям округов было указано немедленно провести реформу русского правописания). Как бы то ни было, проблема реформирования русской письменности досталась в наследство новым руководителям страны, часть которых хотела провести не просто реформу, а настоящую революцию в языке, переведя его на латиницу.

Теперь, когда вы знаете предысторию вопроса, дальнейшие действия правительства большевиков не станут для вас неожиданностью.

Зачем большевики хотели перевести русскую письменность на латинский алфавит

Итак, 23 декабря 1917 года (5 января 1918 года) был опубликован Декрет Наркомпроса за подписью советского Народного комиссара по просвещению А. В. Луначарского «О введении нового правописания», согласно которому «всем правительственным и государственным изданиям» предписывалось с 1 января (ст. ст.) 1918 года «печататься согласно новому правописанию». В декрете не было указаний перевести русский алфавит на латиницу. Однако это вовсе не значит, что большевики и примкнувшие к ним лингвисты-западники отказались от идеи латинизации – просто время не пришло.

А. В. Луначарский в 1930 году вспоминал, что ответил ему Ленин по этому вопросу в 1917 году: «Если мы сейчас не введем необходимой реформы – это будет очень плохо, ибо и в этом, как и во введении, например, метрической системы и григорианского календаря, мы должны сейчас же признать отмену разных остатков старины. Если мы наспех начнем осуществлять новый алфавит или наспех введем латинский, который ведь непременно нужно будет приспособить к нашему, то мы можем наделать ошибок и создать лишнее место, на которое будет устремляться критика, говоря о нашем варварстве и т. д. Я не сомневаюсь, что придет время для латинизации русского шрифта, но сейчас наспех действовать будет неосмотрительно. Против академической орфографии, предлагаемой комиссией авторитетных ученых, никто не посмеет сказать ни слова, как никто не посмеет возражать против введения календаря. Поэтому вводите ее (новую орфографию) поскорее. А в будущем можно заняться, собрав для этого авторитетные силы, и разработкой вопросов латинизации». Были ли эти слова действительно сказаны вождем пролетариата доподлинно не известно.

Так же не известно, одобрил ли Ильич какой-либо компромиссный вариант, но только Наркомпрос рьяно принялся за создание алфавитов больших и малых народов Советской республики на … латинской основе. Так, в Якутии уже в 1917 году был поставлен вопрос о замене алфавита на основе русского шрифта, употреблявшегося до революции, латинским алфавитом, который стал реально применяться лишь в 1922 году после окончательного установления советской власти в Якутии. С 1921 году одновременно начинается разработка латинского алфавита для ингушей, осетин и кабардинцев на Северном Кавказе и для азербайджанцев в Азербайджанской ССР. Причем у осетин латинский алфавит был выдвинут на смену алфавита на русской основе (несмотря на то, что в результате миссионерской пропаганды осетинская письменность на этой основе еще до революции получила относительно-широкое распространение), а в Азербайджане он явился орудием борьбы с религиозной по содержанию мусульманской письменностью на арабском алфавите.

Невероятно, но факт – латинизированные алфавиты внедрялись даже у тех народов, которые либо имели свой алфавит на кириллице, либо просто хорошо знали русский язык и пользовались русской письменностью, например: у якутов, бурят-монголов, калмыков, вепсов, ижорцев, калининских карелов, удмуртов, коми-пермяков, народов Крайнего Севера (ненцев, эвенков, эвенов, ханты, манси) и др.

Большевики всемерно способствовали латинизации, декларируя готовность предоставить народам России максимум свободы, вплоть до выбора алфавита. Советская власть издавала постановления о национальных языках и обязательности их использования в делопроизводстве на местах, выделяла деньги на создание алфавитов, словарей, учебников и подготовку учителей.

Это привело к тому, что согласно записке «О новом алфавите и языковом строительстве» зав. отделом науки, научно-технических изобретений и открытий ЦК ВКП(б) К. Баумана к 1936 году в Советском Союзе было создано 68 (!) латинизированных алфавитов, в том числе для целого ряда малочисленных племен и незначительных этнических групп, некоторые из них едва насчитывали 1000 человек.

А теперь внимание! Как вы думаете, можно ли говорить о целостности страны, когда одна часть населения имеет письменность на русском языке, а другая пишет латиницей? Верно: надо привести письменность к общему знаменателю. Какому? Если известно, что запущен процесс латинизации алфавитов народов, живущих в СССР. Время пришло. Пора и русскому алфавиту переходить на латинскую основу. Интернационалисты пошли в наступление.

В 1929 году Народный Комиссариат просвещения РСФСР образовал комиссию по разработке вопроса о латинизации русского алфавита. В 1930 году по инициативе А. В. Луначарского был поставлен на очередь вопрос о латинизации русской письменности. В статье «Латинизация русской письменности», напечатанной в журнале «Культура и письменность Востока», он писал: «Отныне наш русский алфавит отдалил нас не только от Запада, но и от Востока, в значительной степени нами же пробужденного... Выгоды, представляемые введением латинского шрифта, огромны. Он дает нам максимальную международность, при этом связывая нас не только с Западом, но и с обновленным Востоком». (В 1928 году на латинизированный алфавит перешла дружественная СССР Турция – авт.). Созданная тогда при Главнауке Наркомпроса подкомиссия по латинизации русской письменности объявила русский алфавит «идеологически чуждой социалистическому строительству формой графики», «пережитком классовой графики XVIII—XIX вв. русских феодалов-помещиков и буржуазии», т. е. «графики самодержавного гнета, миссионерской пропаганды, великорусского национал-шовинизма и насильственной русификации».

В том же году тот же в журнал «Культура и письменность Востока» публикует статью Н.Ф. Яковлева «За латинизацию русского алфавита. Автор считает: «Русский алфавит представляет собою безусловный анахронизм, род графического барьера, разобщающий наиболее численную группу народов Союза, как от революционного Востока, так и от трудовых масс и пролетариата Запада. … Сейчас должен быть создан новый алфавит – алфавит социализма».

«Красная газета» 12 апреля 1930 года разместила материал «Языковеды о реформе орфографии», в которой профессор Н.С. Державин выразил свою поддержку давнему замыслу перехода на латиницу, не видя в этом противопоказаний ни с научной, ни с практической точки зрения: нет необходимости «до сих пор путаться с кириллицей, с этим наследием византийщины, когда перед нами стоят широкие задачи международного культурного и хозяйственного общения», «мы подойдем к латинизации, и будем решать этот вопрос в международном масштабе для успехов культурного общения».

Снова «Красная газета». Товарищ Луначарский сообщает о том, что в Наркомпросе ведется работа по переходу русской письменности на латиницу: «В настоящее время в Главнауке работает большая комиссия, занимающаяся вопросом предварительного упрощения и упорядочения орфографии, уточнения пунктуации». Есть понимание, что процесс будет долгим и дорогостоящим: «Нельзя не сказать несколько слов о хозяйственных условиях введения латинского шрифта. Пока комиссия Наркомпроса не разработала этой довольно сложной проблемы, но любопытна уже наметка такой разработки. Действительно, введение нового шрифта предполагает переоборудование полиграфической промышленности. Уже это предполагает значительный расход. К нему нужно прибавить расходы на переобучение населения грамоте, включая подготовку соответственных кадров. Затем необходимо будет сейчас же переиздание на латинском шрифте книг, в особенности наиболее жизненно-необходимых».

Политбюро отреагировало на это заявление следующим решением: «Предложить Главнауке прекратить разработку вопроса о латинизации русского алфавита». В 1931 году запрет повторили с категорическим указанием не тратить попусту силы и средства.

А в июле 1932 года вышло Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) за подписью генерального секретаря Сталина: «…Воспретить всякую «реформу» и «дискуссию» о «реформе» русского алфавита…»

В декабре 1933 года по пути в Испанию на французском курорте скончался главный идеолог латинизации русского алфавита А.В. Луначарский. Борьба за вопрос о латинизации хоть и пошла на спад, но все же продолжалась вплоть до 1937 года. Одновременно с этим начался возвратный процесс. В 1935 году возвращены на русскую основу коми-зырянский и удмуртский языки. В 1936 году некоторые областные партийные и советские органы стали просить разрешения на переход на русский алфавит. Вскоре процесс возвращения языка малых народов на кириллицу стал массовым и плановым, поэтому, когда в 1940 году к СССР присоединили Бессарабию и образовали Молдавскую ССР, латинский шрифт на новых территориях без лишнего промедления заменили кириллицей.

В дальнейшем к использованию латиницы в русском письме стали относиться как к проискам враждебного буржуазного мира, и латинские написания были допустимы лишь в сфере профессиональной терминологии в области медицины, фармакологии и музыки. Это правило соблюдалось повсеместно и контролировалось цензурой вплоть до начала Перестройки.

Наше время: транслитерация или скрытая латинизация

Перестройка отменила цензуру и открыла сдерживающие идеологические шлюзы. Вместе с иностранной пропагандой в нашу страну хлынул поток иностранных слов и словечек. Началась мода на использование не только иностранных слов, но и иностранных надписей: sale, shop, market, hotel, Internet и т.д. Латиница проникла в письменность городской среды, в периодическую печать, в рекламные тексты и даже в делопроизводство. Названия иностранных фирм, магазинов, журналов, газет, фильмов, которые в советский период передавались посредством транслитерации или транскрипции только кириллицей, включаются сегодня в современный русский текст в своем иностранном, преимущественно англоязычном, написании.

Этот лавинообразный процесс в первые годы после крушения СССР стал основой для прогнозов о возможности и даже необходимости перевода русского алфавита на латиницу как «непременной цивилизованной акции в общемировом процессе глобализации и компьютеризации». Один из приверженцев этой идеи, историк С.А. Арутюнов в 2001 году так и заявлял: «… если Россия хочет идти в ногу с прогрессивным миром, хочет быть частью Европы она должна полностью перейти на латинский алфавит, и рано или поздно она к этому придет. Если этого не случится, то другие народы России будут опережать русский народ в своем цивилизованном развитии».

И еще несколько слов о глобальной компьютеризации и Интернете. В начале двухтысячных годов в Интернете развернулась дискуссия о необходимости разработки и принятия на государственном уровне правил транслитерации – то есть единой общепризнанной системы латинских букв, соответствующих кириллическим буквам. Аргумент как всегда в духе евроинтеграции и интернационализма: для улучшения коммуникативных связей людей во всем мире (в сети Интернет), в том числе русскоязычных, не имеющих (внимание!) на своей клавиатуре кириллических символов. Стоит ли говорить, что под видом транслитерации проталкивались все те же идеи латинизации русского алфавита.

В настоящее время можно с облегчением констатировать, что острота вопроса о транслитерации снята – на клавиатурах телефонов, ПК и гаджетов латинский алфавит дублируется кириллическим. Иностранные слова за 20 лет изрядно обрусели и пишутся сегодня русскими буквами – шопинг, маркет, интернет. Однако опыт показывает, что идеи языкового захвата и уничтожения (если так можно выразиться) никуда не исчезают, они переходят в латентное состояние, чтобы «проснуться» при благоприятных условиях.

Что плохого в латинизации русской письменности?

Что плохого в том, что латиницей пользуется полмира, а будет пользоваться две третьих мира? Тем более что грядет глобализация, благодаря Интернету все больше людей привыкает к латинскому алфавиту и овладевает международным (читай – английским) языком.

Давайте представим, что будет, если такие разговоры начнут вести на государственном уровне (а заодно вспомним опыт большевиков и товарища Луначарского):

1. Начнется разработка новой реформы письменности. (Что получится на выходе, можно предположить, зная, что стало с российским образованием и РАН в результате реформ).

2. Появится необходимость перевести на новый алфавит не только учебники, а всю, повторяю ВСЮ! литературу, которая находится в научном и культурном активе русской нации. Что экономически не только не целесообразно, но и просто невозможно.

3. При переходе на новый алфавит неизбежно возникнет культурно-исторический разрыв поколений («отцы» читают и пишут на кириллице, им приходится переучиваться на другой алфавит), «дети» обучаются на новом алфавите, старый – кириллический уже не понимают. Если учесть, что всю литературу будет невозможно перевести на другой алфавит, молодое поколение будет оторвано от своих национальных культурных корней.

4. Само написание русских слов кириллицей существует уже сотни лет. Все этапы развития языка (в фонетике, морфологии, словообразовании) запечатлены, в том числе, и в форме записи слов. Видя написанное слово, носитель языка считывает не просто его значение, а несколько смысловых пластов. Включается некое языковое чутье, языковая генетическая память. Чтобы сформировать это чутье при использовании латиницы потребуется еще несколько сот лет.

Кому это нужно? Тому, кто стремится уничтожить самобытность народа, лишить его культурного наследия и исторической связи с предками. Тому, кто хочет унификации всего и вся. Судя по тому, что русскоязычному миру на протяжении трехсот лет раз за разом предлагают принять западный образчик (а не наоборот), заказчик очевиден.

Елена Лейтланд
Материал полезен? Да 17 / Нет 2   
16 марта 2014 4762 Категория:  Неведомое в истории

Похожие статьи:

Реформы Образования Ленина и Луначарского (1918 год)
Боги говорят по-русски?
Как золото подменили воздухом / Как США отказались от золотого стандарта
Задорнов: Зачем нужна борода
О происхождении "материнских" слов
Новолетие по славянскому календарю
Кто заказал Перл-Харбор?
Кто и зачем стирает с карт русские названия
Война закулисья с Русским Языком, КультУра Русов
Как появились русские? ДНК-генеалогия Анатолия Клёсова (видео)

Комментарии (5)

Аватар
0# АттАВ18.03.2014 в 16:33
Елена, Вы молодец !
 
 
Аватар
1# Михаил21.09.2014 в 17:36
Статья понравилась. Особенно последнее предложение — как жирная точка в статье.
 
 
Аватар
0# Сергей24.03.2015 в 21:06
С выводами не согласен. Особенно с их политизацией.
На практике очень часто требуется непротиворечивая, проработанная система написания имен, названий, терминов, а иногда и целых текстов с помощью основного набора латинских букв. В моей практике есть программы не признающие название директорий и файлов на кирилице. Есть программа не признающая кирилицы во внутренних комментариях.
А посмотрите что творится с названиями улиц Москвы? На ЛАТИНИЦЕ?
 
 
Аватар
0# Нонами19.12.2015 в 15:05
С одной стороны хочется не согласиться с некоторыми вопросами и, в частности согласиться с комментарием выше, но с другой очень сильно вас хвалю. Спасибо за статью.
 
 
Аватар
0# Ольга24.07.2017 в 19:29
Ольга 24.07.2017 в 19.16
Большая благодарность за статью.Солидарна полностью.Чтобы сохранить народ,страну,культуру,нужно сохранить "наш великий и могучий"
 
 

Комментировать

Ваше имя: Ваш Email: